Взгляды Бжозовского

У Бжозовского наоборот: эта вера является формой не обрусения, но очеловечивания. Молодые герои «Пламени» Адась Белецкий и Михал Каневский ни в кругу семьи, ни в отечестве своем не находят ничего, что было бы достойно их интеллектуальных и моральных устремлений. В «белых стенах польского дома» «под маской патриотических лозунгов скрываются залежи равнодушия, неверия, лакейства, эгоизма». Польша оказывается лишь словом и не более того. В мире «статистов из дворцов и деревенских усадеб» человек человеку если не волк, то пан — но не по благородству, некогда бывшему и теперь утраченному, а по бесчеловечному отношению к тому, кто ниже: к крестьянину, еврею, женщине.

Бжозовский сознательно показывает читателю сцены унижения, причем те из них, что касаются женщин, невероятно сильные. О какой же свободе и суверенности может идти речь, если женщин секут и покупают, как рабынь? В конечном счете гимназический польско-украинско-русско-еврейский кружок, хотя и объединяет прогрессистов, натуралистов, сциентистов и атеистов, не является предметом собственно интеллектуального восторга — он оказывается убежищем в абсолютно безнравственном мире, и члены этого кружка видят свое предназначение в защите чести и достоинства чужой жены, настоящего человека. Известно, что с ними будет дальше, и я уже упоминал данную автором в «Пламени» панораму истории русской идейности.

Протагонист этой истории — Михал Каневский, польский шляхтич, который стал русским революционером. Я об этом уже писал и не буду возвращаться к этой теме сейчас, потому что для нынешних моих размышлений важен кружок. Кружок как пример, ведь в нем не только струится универсальная история, но еще и осуществляется моральный императив. «К чему здесь какая-то Польша, — хочется сказать, перефразируя автора, — это ни козырной туз, ни кропленая карта».

По значению оба эти образа тяготеют к противоположным смысловым полюсам, которые необходимо кратко обозначить. Прежде всего это две разные Польши и две разные России и, следовательно, их абсолютно разные взаимоотношения. Польша клериковского кружка — Польша, разумеется, духовная; ее светлый образ родится из железного стиха «Редута Ордона» и одним легким движением сметет весь труд и смоет всю грязь любой русификации, так же исчезнут из повестки дня собраний кружка Карамзин и Бокль — их место займут Мицкевич, Костюшко, Мохнацкий. Польша немировского кружка на самом деле не существует, никакой проблемой не является и проблем не ставит: это «впавшая в детство Польша, существующая в современном мире как микроорганизмы в лимбургском сыре».

Поэтому она может быть только отвергнута — таковой и оказывается. В свою очередь Россия Жеромского не является оплотом зла только лишь исторического, т. е. абсолютистского режима, убогой цивилизации, примитивного чиновничества, темного просвещения (если говорить о таком диагнозе, то он не сильно отличается у Бжозовского и даже у русских прогрессистов); Россия Жеромского — оплот зла демонического. Демоническое зло опаснее, потому что для достижения своих целей использует хорошие средства более ловко, чем плохие.





Огни большого города

Ночная Варшава показывает уже другое лицо, не такое религиозное, как при свете солнца. Более 400 развлекательных заведений ждут гостей. От модных фешенебельных ресторанов до мрачнейших злачных мест, они разные как сама жизнь.
новости о городе история первые шаги что посмотреть впечатления поляки
главная :: карта сайта :: контакты Copyright © 2010 WarsawGuide.Ru - Все права защищены
Использование материалов только с письменного разрешения